AddThis

Сванетия

Очень люблю Грузию, бываю там по нескольку раз в году, и каждый раз Грузия для меня как праздник: фейерверк эмоций, безудержная радость, улыбающиеся люди, вино, хачапури, песни, танцы… 

А в сентябре 2017-го состоялось моё знакомство с совершенно другой Грузией.  Мы, после почти месячного путешествия по Кахетии, Гурии, Аджарии, отправились в горную часть Грузии – в Сванетию.  Сейчас туда от Зугдиди ведёт очень приличная асфальтобетонная дорога.  Но ехать было страшно даже мне, человеку привычному к горным кручам и обрывам.  Мы ехали ночью по совершенно пустой дороге – ни встречных, ни попуток, в полной темноте. Только фары нашей машины выхватывали из тьмы то кусты с деревьями, то обочины асфальта, а то и гладь реки Ингури. Над ней, к слову, возвышается красивейшая дугообразная бетонная дамба – самая большая гидроэлектростанция Кавказа.  Ее высота превышает 270 метров и она входит в список высочайших арочных плотин мира.  Перед дамбой Ингури образовала огромное озеро, днём там можно покататься на лодках, а то и искупаться… Ну а ночью даже смотреть в его сторону страшно, такие там крутые берега и обрывы… 

 

 

Сванеби – земля сванов, один из самых труднодоступных регионов Грузии. В летнее время добраться до этого горного края задача не из легких, а зимой невыполнимая вовсе: перевалы заносит метровыми снежными перинами, и до весны Сванетия совершенно отрезана от остального мира.  

Особенности климата наложили отпечаток на характер местных жителей. Они малоразговорчивы, суровы, не поют песен и не пьют вина. Ну про вино понятно – его тут попросту не из чего делать: виноград плохо растет на высоте 1500 метров над уровнем моря.

 

 

Любимый напиток сванов – это рахи, местная фруктовая водка. Делают её в каждой сванской семье, в основном, из яблок, но бывает и из слив, ткемали.  По осени фрукты собирают в большие емкости и оставляют на некоторое время. За это время они, естественным образом, начинают бродить, и через некоторое время из них уже можно гнать рахи. А гонят ее старинным дедовским способом – при помощи самогонного аппарата. Сама я рахи не пробовала, но говорят, забористая. Прогревает до костей. А это важно, потому что тут холодно даже в сентябре. Когда на море, которое всего в двух часах отсюда, жарко и все купаются, в Сванетии по ночам уже минусовая температура и иней на камнях.

Кухня тут небогатая, в основном, мясные блюда, картофель, хачапури с местным сыром. Все фрукты и овощи – привозные, как все и остальное, между прочим. Везут из долины, через перевалы, по не очень приятным дорогам, потому цены на всё заоблачные. Но туристов очень много. И это европейцы, японцы, китайцы. А вот россиян и казахстанцев мало. Мы за несколько дней встретили только одного русскоговорящего – велосипедиста из Ростова.  

 

 

Мы остановились в Местии, в семейном отеле на горе. Местия – это столица Сванетии, небольшой городок, всего шесть километров длиной и шириной не более километра.

Тут цивилизация: свет, интернет, горячая вода и множество кафе и ресторанчиков. Можно погулять по «центру», поглазеть на памятник царице Тамаре. Её тут все любят необыкновенно. И даже ходит легенда, что именно в этих местах, в селе Ушгули,  она и похоронена.  Здесь много альпинистов со всего мира, которые останавливаются тут перед восхождениями на Ушбу, Мазеру, Шхельду. Тут же расположен музей Михаила Хергиани, известного альпиниста, уроженца этих мест.  

 

 

Мы же пошли в другой музей – истории и этнографии. Уникальнейшая экспозиция, потрясающая коллекция золотых монет разных эпох, найденных в этих местах, православные иконы, книги, одежда, утварь, оружие…

 

 

Всему миру Сванетия известна своими башнями. Непонятные сооружения, в четыре-пять этажей, окна на высоте третьего этажа, дверей нет… Мы жили неподалёку от одной такой, старой, замшелой. Наш хозяин сказал, что башне более полутора тысяч лет. Зачем же их строили? Хозяин наш отвечать не торопился, а интернет выдал множество самых разных научных и не очень версий. Самая удобоваримая, на мой взгляд, в этих башнях семейные кланы прятались от кровных врагов.  Что кровная месть тут существует и практикуется до сих пор, я даже не сомневаюсь… Говорят, за времена кровной мести исчезли с лица земли более 200 фамилий. Полностью. Деды, внуки, правнуки, тётушки, дядюшки – семьи вырезали целиком за косой взгляд или неверно сказанное слово.

 

 

Изолированность Сванетии от остального мира помогла сохранить уникальную культуру этого края. Дальше Местии никогда не ступала нога завоевателя. Но мы стремились ехать выше, и наши намерения были самыми мирными. Наша цель – Ушгули, самое высокогорное село Европы, в котором постоянно живут люди.

 

 

За Местией дороги почти нет, пробираются вверх только местные водители на полноприводных такси.  Ну а мы поехали сами и, почти убив машину в хлам, добрались все-таки до Ушгули. А это 45 километров чистейшего бездорожья.  По пути прихватили пару пожилых немцев из Кёльна.  В машине их ужасно растрясло, да и вид из окна их ужасно расстраивал: жуткий обрыв сразу же за дорогой да черные сванские башни.  Пришлось отпаивать пенсионеров кахетинским вином и откармливать алматинским шоколадом.  А уж потом мы все вместе отправились осматривать село.

 

 

Зашли в местный «музей» – обычный сванский дом, каменный, суровый, в котором жители собрали иконы (есть даже 5-6 века!), украшения, одежду, ковры, посуду.  Вход – 1 лари, это где-то 30 центов.  На холме есть церковь: старая, как и всё тут. Но она оказалась закрыта снаружи на замок. Но внутри были люди, мы слышали их голоса, они молились. Местная женщина сказала: там монахи, их закрыли, чтобы никто не мешал молиться.

 Сейчас в Ушгули проживает 70 семей. Есть школа и врач, один на всех.  Есть магазинчик и несколько хостелов. «Наши» немцы решили тут заночевать, а мы отправились назад, в Местию. Не были готовы мы к этой поездке, не взяли тёплой одежды и обуви.

Что же, придётся сюда вернуться на следующий год… Уже намечаем маршрут и собираем компанию.

Прочитано 160 раз

Добавить комментарий

Защитный код Обновить